surprisedog (surprisedog) wrote,
surprisedog
surprisedog

О Гауди

Рассказывает shatff

25 июня 1852 года родился Антони Пласид Гильм Гауди-и-Курнет (встречается написание Корнет), более известный миру как Антонио Гауди – архитектор, в значительной степени создавший неповторимый облик Барселоны; опередивший своё время на десятилетия (лишь спустя век его метод безопорных перекрытий сможет повторить компьютерная программа НАСА); художник, не переносивший геометрически правильно оформленного пространства (возможно, это как-то связано с тем, что Гауди был близорук на один глаз – и дальнозорок на другой; коррекцией при этом пренебрегал, говоря: «Греки очков не носили»); создатель двадцати трёх безусловных архитектурных шедевров, семь из которых признаны ЮНЕСКО «Всемирным наследием» – и прочая, и прочая… (Хотя – как раз возможность живописать творения мастера предоставим очевидцам и более компетентным рассказчикам…)



…На право считаться родиной Гауди претендуют два города – но это неважно; принципиально, что оба они находятся в Каталонии – и на побережье; потому существует мнение, что сооружённые в детстве песочные замки он впоследствии начнёт воплощать в камне… Другой исток – профессия отца-котельщика; именно в его мастерской, по словам самого архитектора, он ребёнком впервые осознал пространство. …Имелось и ещё одно немаловажное обстоятельство – Антонио с детства болел ревматизмом; потому шумным детским играм вынужденно предпочитал размеренные прогулки – и созерцание природы с её полным отсутствием прямых углов… (Надо сказать, слабым здоровьем отличались все члены семьи – ещё не достигнув тридцати, Гауди уже переживёт мать, сестру и трёх старших братьев (два из которых, впрочем, умерли ещё в младенчестве…) – а впоследствии и последних родственников – отца и племянницу).

…Примерно в шестнадцать он едет обучаться архитектуре в Барселону – удивительный город, где за тысячелетие пересеклись пути самых разных народов – от античных греков, карфагенян, римлян и вандалов – до средневековых мавров и франков. (Заметим – именно тогда, в 70-е годы позапрошлого века Каталония впервые затеет, было, отделяться от Испании… собственно, и присоединена она была только в начале XVIII века – а до этого знала более семи столетий независимости!.. Впрочем, мы отвлеклись…)

…Хотя, и не очень – несомненно, Гауди-студента впечатляли и эти события, и разностильная местная архитектура. В те времена он был настоящим либералом – бранил власти, церковь и щегольски одевался… (Видимо, с помощью переехавшего в Барселону отца – попытки молодого человека заполучить какой-нибудь заказ пока что успеха не имели… Более того – молодого Гауди чуть не выпрут с выпускного экзамена… мало того, что он выберет темой кладбищенские ворота – так ещё и начнёт с изображения траурной процессии… (Потому что, не видя её, невозможно понять, какими, собственно, должны стать эти самые ворота!..) Преподаватели заключат: «Он или гений – или сумасшедший!» Да уж, в банальности Антонио нельзя было упрекнуть уже тогда…

 

…На счастье, в его жизни явится Добрая Фея… точнее – Эусеби Гуэль, богатейший промышленник Каталонии и, по совместительству, – эстет и меценат. Не находившие отклика замыслы архитектора самым счастливым образом окажутся созвучны фантазиям бизнесмена… На ближайшие три с половиной десятилетия Гауди получит неограниченное финансирование… главбух олигарха с полным основанием сетовал: «…я-де, набиваю хозяйские карманы деньгами – а потом приходит Гауди и опустошает их!..» (В знаменитом Дворце Гуэля сооружено сто двадцать семь абсолютно разных колонн… экая дорогостоящая экстравагантность!) …Надо сказать, дружеская близость к столь видному человеку станет для Гауди лучшим пиаром – к нему косяком потянутся богатенькие заказчики…  всем  вдруг захотелось «чего-нибудь этакого!..»

…Увы, после сорока архитектора постигает загадочный кризис. (Хронологически – как раз ко времени окончания Дворца…) Неясно, какое значение имели два предшествующих события: во-первых, Гауди в первый (и последний) раз в жизни посватается – и получит отказ. (Он так и останется один, о женщинах в жизни мастера не известно практически ничего). Во-вторых – вернётся к церкви Саграда Фамилия… едва ли не первому своему заказу – правда в своё время заброшенному. Гауди будет работать над этим поражающим воображение сооружением до конца жизни – храм продолжают достраивать поныне, хотя в 2010 году его официально освятил Папа  Бенедикт XVI…



…Так или иначе – архитектор внезапно становится фанатичным католиком; садится на полуголодную диету; соблюдает обряды с истовостью, смущающей даже священнослужителей; перестаёт следить за своим внешним видом… доходит до того, что Гауди отказывается брать заказы «без позволения Мадонны»!.. (Именно в эти времена возникает легенда о его нетерпимости… один из примеров: мэрия просит Гауди подкорректировать в проекте выступающую на улицу колонну; мэтр обещает всё исполнить – но при этом высечь на фасаде здания: «Изуродовано по распоряжению городского совета Барселоны». Чиновники капитулировали!..)

(Вдобавок – он становится ярым националистом; как говорят, даже с прибывшим посмотреть на его работу королём Гауди соглашается общаться только по-каталонски; более того – архитектор умудряется попасть под раздачу на каком-то митинге сепаратистов…)

…На семьдесят четвёртом году жизни он погибает, сбитый недавно пущенным по Барселоне трамваем. (По слухам – это даже был самый первый трамвай; некоторые источники утверждают, что Гауди был раздавлен между двумя трамваями…) Впрочем, важны не детали, а последствия – по затрапезной одежде мэтра примут за нищего; отвезут в соответствующую больницу; оставят, практически, без помощи – и хватятся только на следующий день… увы – поздно…



Tags: архитектура, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments