surprisedog (surprisedog) wrote,
surprisedog
surprisedog

Categories:

Современный финансово-экономический кризис... Часть 3

Часть 1. Часть 2

13. Место России в мировой экономике

Мировой опыт, накопленный в ХХ столетии, показывает, что наиболее успешно и ус­тойчиво развивались те страны, которые достигали высокого уровня конкурентоспособ­ности в высокотехнологичных отраслях промышленности и обеспечивали опережающий рост обрабатывающих отраслей экономики. Как смотрится российская экономика с этой точки зрения? Анализ развитых стран-членов ОЭСР показал, что в начале старта инно­вационно-технологического процесса пятого цикла Кондратьева (~1970-е гг.) наиболее близкие показатели (имеются ввиду: объемы ВВП, отраслевая структура экономики, технологическая структура обрабатывающих отраслей, производительность труда, уро­вень инвестиций в основной капитал) к современной экономике России имели две страны – Канада и республика Корея, которые в какой-то мере, могут служить странами-аналогами при изучении предстоящего возможного инновационно-технологического прорыва для России в 2010–2040 гг. Рассмотрим Табл. 2, где представлена технологиче­ская структура обрабатывающей промышленности:


Табл. 2. Технологическая структура обрабатывающей промышленности, [5]

Показатели Корея Канада Россия
Годы 1970 2000 1970 2000 2005
Всего 100 100 100 100 100
Высокотехнологичные производства 6,7 24,4 7,7 10,5 7,8
Средневысокотехнологичные производства 19,0 26,8 24,0 27,3 17,3
Средне-низкотехнологичные производства 14,7 28,1 24,7 21,6 51,1
Низкотехнологичные производства 59,6 20,7 43,6 40,6 23,8
Высоко- и средневысокотехнологичные производства 26,3 54,3 32,4 38,1 25,1


Как видно из таблицы, Канада имела в течении рассматриваемого периода практически неизменную технологическую структуру обрабатывающей промышленности. Это обстоятельство в значительной степени предопределило устойчивый, но инерционный характер ее экономического развития. В Корее, напротив, происходили очень существенные трансформации в области внедрения новых высокотехнологичных производств. Вследствие этого доля высокотехнологичных производств увеличилась за рассматриваемый период более чем в 3 раза, а доля низкотехнологичных производств, наоборот, снизилась почти в 3 раза. Суммарная доля высоко – и средневысокотехнологичных производств возросла более чем в 2 раза, существенно изменив структуру экономики. Именно благодаря коренной технологической модернизации Корее и удалось обеспечить достаточно высокие темпы экономического развития страны. Таким образом, реально состоявшиеся сценарии экономического развития Канады и Кореи позволяют рассматривать Канаду в качестве аналога инерционного развития, а Корею – инновационного роста. В настоящее время Россия имеет примерно ту же долю высокотехнологичных и средневысокотехнологичных производств, что и страны-аналоги в 1970 году. Однако современную Россию выгодно отличает более высокая доля средненизкотехнологичных производств и соответственно незначительный удельный вес отраслей с низким технологическим уровнем. Потенциальные страны-аналоги имели существенно разные траектории развития в последующие годы (Рис. 6):




Рис. 6. Динамика объема ВВП стран-аналогов


На Рис. 6 хорошо видно, что динамика развития экономики Кореи имела инновационно-прорывной характер, который математически может быть представлен траекторией, соответствующей логистической кривой. В отличие от этого развитие экономики Канады шло по пути инерционного развития, что соответствует линейной траектории. Ключевым фактором, обеспечившим коренную технологическую модернизацию корейской экономики, изменившим ее структуру, стали огромные объемы инвестиций, направленные на инновационно-технологический прорыв. На Рис. 7 приведен график движения инвестиций в основной капитал, который показывает значительные темпы роста инвестиций, а самое главное чрезвычайно высокий уровень валовых накоплений, достигавший порой до 43% ВВП!




Рис. 7. Динамика доли инвестиций в ВВП Кореи


Это также означает, что страна в этот период существенно ограничивала потребление. Все это позволило Корее добиться повышения производительности труда в 4 раза за первые 18 лет, увеличения объема ВВП в 40 раз всего за 35 лет!


14. Финансовые рынки требуют эффективного контроля и регулирования

Выше мы видели, что инвестиции в реальную экономику, в инновации являются решающим фактором успеха стратегии инновационного развития. Объемы инвестиций существенным образом зависят от состояния фондовой биржы и венчурного капитала. В последние годы мы стали свидетелями бесконтрольного использования весьма рискованных финансовых инструментов на фондовых биржах США, что привело к обвалу на фондовых рынках всех развитых стран мира. Фондовые биржы, потеряв свое главное предназначение – обеспечение ликвидностью реальной экономики, превратились в толкучку, где орудуют азартные спекулянты. А для последних жажда наживы прежде всего. Истоки нынешнего глобального финансового кризиса лежат в чрезмерно мягкой денежной политике центральных банков. Пользуясь этим, финансовые рынки вышли из под контроля государств и правительств. Поскольку поддержание стабильности финансовой системы это одна из главных обязанностей государства, то следует добиваться более эффективного государственного регулирования в этой важнейшей сфере. Будем надеяться, что в рамках сотрудничества двадцати развитых и ведущих развивающихся стран, стартовавшего в Вашингтоне 15 ноября 2008 года, удастся выработать контуры новой мировой финансовой архитектуры, более надежной, более гибкой и исключающей возможность появления финансовых пузырей, генерирующих кризисные явления, ведущих к внезапному спаду в экономике, за которым следует крах, а затем депрессия. Стабильное функционирование финансовой системы особенно важно для стран, приступающих к осуществлению инновационно-технологического прорыва. Сбои в финансировании на этапе интенсивной диффузии инноваций будут иметь крайне негативные последствия, отбрасывая возможности насыщения рынков на десятилетия.


15. Циклы Кондратьева и экономическая политика правительств

Каждый раз, когда возникают кризисы, быстро проявляющие свой буйный характер, создается впечатление будто «чертик выпрыгнул из табакерки». Между тем учение Н. Д. Кондратьева о больших циклах экономической конъюнктуры (см., например: Кондратьев 2002) может служить надежной научной основой для описания долгосрочной динамики экономических процессов, прогнозирования временных рамок возникновения кризисных явлений и определения их сущностных характеристик. За последние два столетия не было практически ни одного случая в мировой экономической жизни, который бы противоречил кондратьевскому учению. События 2007–2008 гг. не стали исключением. В понижательной стадии цикла Кондратьева экономика развивается неустойчиво, впадая временами в глубокие, а порой и разрушительные кризисы. На сегодня мировая экономика оказалась в понижательной стадии пятого кондратьевского цикла и, согласно учению Кондратьева на этом этапе можно было с высокой вероятностью предвидеть крупные финансовые потрясения. Действительно, предыдущий кризис в мировой экономике произошел в 2001 г. на спаде среднесрочного цикла Жюгляра и был вызван также лопнувшим в 2000 г. финансовым пузырем, надутым в сфере новой экономики, бурно развивавшейся в 1990-х годах. Нынешний кризис произошел как раз на спаде очередного цикла Жюгляра продолжительностью 8 лет. Поскольку продолжительность кризиса обычно составляет 18–24 месяца, уже в 2010 г. рецессия завершится и начнется восстановление экономики. Однако восстановительный процесс будет слабым и не достигнет уровня достаточно полной экономической активности, прирост производства, достигаемый при этом, вряд ли превысит объемы нынешнего сокращения производства (в этом отношении современный мировой экономический кризис может оказаться заметно серьезнее предыдущего крупного мирового экономического кризиса 1993–1995 гг.). Логика воздействия понижательной стадии кондратьевского цикла такова, что набравший силу кризис на нынешних рубежах вряд ли остановится. Мировую экономику ожидает затяжная депрессия, которая возможно протянется с 2010 по 2018 годы.

Как на повышательной, так и на понижательной стадиях кондратьевских циклов, роль государственной политики в экономической сфере может и должна оставаться действенной. Этого можно достичь при надлежащем понимании правительствами циклических закономерностей, присущих экономической динамике. Государства должны отказаться от инфантильной веры во внутренние саморегулирующие возможности рыночного хозяйства. Последние достаточно широки, но все же ограничены. Возникающее вследствие сбоев в механизме саморегуляции состояние внутренней хаотизации системы может приводить к тяжелым экономическим кризисам, переходящим к крупным социальным катаклизмам вплоть до революций и гражданских войн. Поэтому государства призваны осуществлять постоянный мониторинг внутреннего состояния экономической финансовой системы и принимать упреждающие меры по недопущению ее дестабилизации. Это позволит создать эффективную систему раннего предупреждения об опасности, грозящей финансовой и экономической системе, и предотвращения соотвествующих рисков.

Таким образом, моя ключевая идея состоит в том, что правительства при формированиии своей экономической и финансовой политики должны опираться на учение Кондратьева о больших циклах экономической конъюнктуры. Выбор же приоритетов экономической политики зависит от стадии цикла Кондратьева, как показано в таблице 3. Правительства в первую очередь должны обеспечивать стабильность финансовой системы, с тем, чтобы стимулировать формирование значительных объемов накоплений в экономике. Банковский сектор должен накопить достаточный объем долгосрочной ликвидности, чтобы начать новую волну кредитования реальной экономики. Именно опора на кондратьевское учение позволяет государству, путем заблаговременного и целенаправленного стимулирования инновационной деятельности в период разгара депрессии, запустить процесс оживления и подъема экономики в рамках нового цикла Кондратьева.


Табл. 3. Синхронизация экономической и финансовой политики правительства с фазами большого цикла Кондратьева

Стадии цикла Понижательная Повышательная Понижательная
Фазы цикла Депрессия Оживление Подъем Спад
Годы 2010–2018 2018–2028 2028–2050 2050–2060
Стратегии Запуска инноваций Роста Роста Экономии
Риски Высокая безработица и социальная напряженность Сбои в кредитовании реальной экономики Перегрев экономики, «финансовые пузыри» Стагфляция, безработица
Экономи-ческая и финансовая политика правительства Неокейнсианская политика поддержки платежоспособного спроса. Инновационная политика инвестирования в базисные технологии и венчурный капитал Неолиберальная политика с целью дать волю рыночной стихии и свободной конкуренции Неолибераль-ная политика в сочетании с контролем за финансовыми спекуляциями на фондовых биржах Ограничитель- ная монетарная и бюджетная политика при поддержке инфраструктурных и институциональных изменений.



В этом заключается суть знаменитого девиза Г. Менша «Инновации преодолевают депрессию» (Mensch 1979). Социальное напряжение, возникающее во время депрессии, требует политических и социальных инноваций, направленных на смягчение остроты напряжения. Поэтому использование в этот период кейнсианской доктрины сокращения налогов, увеличения госрасходов, расширительной финансово-кредитной политики поддержки экономического оживления весьма уместны. Использование части накопленных государством резервов в этих целях оправдано. Именно так и поступило российское правительство. В периоды оживления и подъема крайне важно, чтобы правительства вновь вернулись к роли «ночного сторожа» и проводили либеральную политику, дали волю рыночной стихии, поскольку диффузия инноваций есть эволюционный процесс, он лучше развивается в условиях свободной рыночной конкуренции. Во время спада, как уже говорилось ранее имеет важное значение поддержка в деле углубления и расширения инфраструктурных и институциональных изменений.


16. Каковы шансы России на инновационно-технологический прорыв в XXI веке?

У России есть хороший шанс совершить инновационно-технологический прорыв на повышательной волне грядущего шестого цикла Кондратьева (2018–2060). Страна на сегодня располагает для решения этой задачи достаточной финансовой базой, сохранившимся высоким научным потенциалом и огромными человеческими ресурсами, которым надлежит привести инновационный механизм в действие. А самое главное – имеется политическая воля российского руководства и в этих целях принята государственная стратегия инновационного развития до 2020 года. Ориентация на стратегию иннова­ционно-технологического прорыва, на переход к инновационной экономике, активная государственная поддержка базисных инноваций по тем приоритетным направлениям, где имеется научно-технический потенциал для прорыва, даст возможность России уже к 2030-м годам сократить в значительной мере технологическое отставание от авангард­ных стран, а в некоторых областях и прорваться вперед. Россия способна совершить инновационно-технологический прорыв, ориентируясь не на западные технологии, а путем самостоятельного опережающего освоения базис­ных технологий шестого уклада с учетом собственного уникального научно-технологи­ческого задела. К примеру, у истоков создания полупроводниковых наноструктур стоял выдающийся российский физик, лауреат Нобелевской премии академик Ж. И. Алферов, а за пионерские работы в разработке теории сверхпроводников Нобелевской премии был удостоен другой выдающийся российский физик, академик В. Л. Гинзбург. Инновационная деятельность и технический прогресс в целом являются инновационными процессами со свойственной им необратимостью. Следовательно, первоначальный выбор ба­зисных технологий имеет исключительно важное значение в силу его решающего воз­действия на весь ход дельнейшего развития. Недостаточная осмотрительность в деле первоначального отбора базисных технологий чревата негативными последствиями. В связи с этим важнейшую роль призвано сыграть средне- и долгосрочное инновационно-технологическое прогнозирование. В 50-е годы прошлого века СССР совершил инновационно-технологический прорыв в освоении и распространении достижений четвертого технологического уклада. Это по­зволило модернизировать советскую экономику, занять лидирующие позиции в ряде на­правлений научно-технической революции и в особенности достичь военно-техниче­ского паритета с Западом. Однако в последующем, по множеству причин, инновацион­ная активность стала угасать, энергия прорыва была потеряна. Запоздание с освоением технологических инноваций пятого уклада (1980-е годы) явилось немаловажной причи­ной краха советской экономики и развала СССР. Таким образом, каждая новая длинная волна Кондратьева дает шанс экономически под­готовленным развивающимся странам путем освоения нового кластера базисных технологий в промышленном секторе войти в круг развитых стран. Промышленность и в XXI веке остается локомотивом технического и экономического развития насмотря на то, что вклад промышленности в создание ВВП сокращается. Темпы роста российской экономики в долгосрочной перспективе будут определяться темпами роста промышлен­ной продукции (Акаев 2006). Чтобы обеспечить стабильно высокие темпы роста экономики, не­обходимо, прежде всего, принять меры по поддержанию высоких темпов роста в про­мышленном секторе. Есть критики высоких темпов ежегодного роста в 7–8%, они ут­верждают, что экономика при этом перегревается. Но надо помнить, что инновационный прорыв возможен только при темпах роста порядка 10% в течение одного или двух деся­тилетий подряд, как мы видели на примерах Японии и Республики Корея в прошлом веке. Поэтому Россия в ближайшей перспективе должна проводить активную промыш­ленную политику, направленную на модернизацию промышленности, на расширение доли продукции высокотехнологичных отраслей, ускоренное обновление основного ка­питала, в особенности в обрабатывающих отраслях экономики. Из опыта большинства успешно развивающихся стран также известно, что именно опережающий рост про­мышленности обычно обеспечивает необходимые структурные преобразования и ста­бильный долговременный подъем экономики. Россия как великая держава должна иметь в составе своей экономики преимущественно высокотехнологичный конкурентоспособ­ный промышленный сектор, который не допускал бы деиндустриализации экономики. Конкурентоспособность в обрабатывающих отраслях, напрямую конкурирующих с им­портом, а также весомое повышение доли продукции высокотехнологичных отраслей в общем объеме экспорта будут иметь ключевое значение для глобальной конкурентоспо­собности России в мире. Поэтому России необходимо обеспечить, прежде всего, уско­ренное развитие обрабатывающих отраслей на высокотехнологичной основе, что как раз и решается при инновационно-технологической стратегии развития экономики.

Устойчивый рост с высокими темпами будет целиком зависеть от уровня валовых нако­плений в ВВП. Соотношение валовых инвестиций к ВВП в последние годы состав­ляло в среднем 18,3% , а темпы прироста инвестиций 10,5–12,5%. Однако этого недоста­точно, необходимо добиваться чтобы уровень валовых накоплений уже в ближайшие годы достиг 25–30% ВВП, при условии поддержания такого уровня накоплений на про­тяжении длительного периода времени (15–20 лет). Причем, надо иметь в виду, что ин­вестиции способны дать желаемый долгосрочный результат только тогда, когда они на­сыщены инновациями, нововведениями. Необходимо также позаботиться, чтобы меха­низм инвестирования обеспечивал вливание средств именно в реальное производство, для расширения выпуска высокотехнологичных товаров, наукоемкой продукции. Для обеспечения иновационно-технологического прорыва потребуются огромные ресурсы. Поэтому мощный суверенный финансовый сектор, опирающийся преимущественно на внутренние источники ресурсов, способный брать на себя риски и оперативно кредито­вать производственные предприятия, является необходимым условием успеха стратегии инновационного развития.

Важнейшей компонентой успеха инновационно-технологического прорыва являются высококвалифицированные инженерно-технические кадры и рабочая сила. Наличие ква­лифицированных инженеров и рабочих позволяет предприятиям внедрять новые техно­логии, осваивать инновационные продукты. Квалифицированные работники лучше справляются с быстроменяющейся ситуацией на производстве, для них характерна более высокая профессиональная мобильность. Для предстоящего инновационно-технологиче­ского прорыва нужны инженерные кадры и рабочие, способные к самопрограммирова­нию, способные быстро перестроиться под нужды новых производств и новых сфер дея­тельности, способные использовать новые знания для повышения производительности труда. В этой связи очевидно, что приоритет в реформировании системы образования должен быть нацелен на совершенствование подготовки инженерно-технических кадров в соответствии с требованиями новой технико-экономической парадигмы. Много исследований было посвящено созданию национальной инновационной системы (НИС) России (Горегляд 2005). Известно немало примеров успешных НИС, состоявшихся в послед­ние полвека, в числе которых НИС Японии, Финляндии и ряда других стран. Думается, что Рос­сии необходимо искать собственный путь инновационного развития с учетом мирового опыта и тенденций развития мировой экономики в XXI веке. Многие элементы НИС уже созданы в России, и они функционируют, но разобщенно и бессистемно. Требуется объе­динить их в единую мощную, но гибкую сетевую структуру. Как управлять такой струк­турой? Возможно при этом следовало бы учесть опыт управления такими эпохальными проектами, как овладение атомной энергией и завоевание космоса. России хорошо уда­вались такие проекты. В условиях России, именно единая сетевая структура может стать эффективной основой для создания инфраструктуры новой инновационной экономики. Ядром этой структуры должна быть инфраструктура знаний, которая обеспечит эффек­тивную передачу знаний от академических институтов венчурным предприятиям, при­званным осуществлять коммерциализацию новых знаний и технологий. На сегодня это слабое место НИС России. Но без этого не будет продвижения инновационного про­цесса.

* * *

Сто лет назад Россия не воспользовалась учением Н. Д. Кондратьева для динамичного раз­вития своей экономики. Но оно помогло развитым странам Запада, а затем азиатским «тиграм» и «драконам» совершить инновационно-технологический прорыв и значи­тельно опередить весь остальной мир на пути к прогрессу и процветанию. Сегодня при­шло время, когда идеи Н. Д. Кондратьева могут стать знаменем для успешного иннова­ционно-технологического прорыва России в XXI веке и ее присоединения к авангард­ным странам. Нельзя упустить этот шанс второй раз!


Библиография

Акаев А. А. 2006. Россия на пути к управлению экономическим ростом. Экономическая поли­тика 4: 149–165.
Глазьев С. Ю. 1993. Теория долгосрочного технико-экономического развития. М.: ВлаДар.
Горегляд В. П. 2005. (Ред.). Инновационный путь развития для новой России. М: Наука.
Кондратьев Н. Д. 2002. Большие циклы конъюнктуры и теория предвидения. М.: Эконо­мика.
Маевский В. И. 1997. Введение в эволюционную макроэкономику. М.: «Япония сегодня».
Мэнсфилд Э. 1970. Экономика научно-технического прогресса. М.: Прогресс.
Нельсон Р. Р., Уинтер С. Дж. 2002. Эволюционная теория экономических изменений. М.: Дело.
Шумпетер Й. 1982. Теория экономического развития. М.: Прогресс.
Яковец Ю. В. 2004. Эпохальные инновации XXI века. М: Экономика.
Freeman C. 1987. Technical Innovation, Diffusion, and Long Cycles of Economic Develop­ment. The Long-Wave Debate / Ed. by T. Vasko. Berlin: Springer. P. 295–309.
Hirooka M. 2006. Innovation Dynamism and Economic Growth. A Nonlinear Perspective. Chelten­ham, UK – Northampton, MA: Edward Elgar.
Mensch G. 1979. Stalemate in Technology – Innovations Overcome the Depression. New York, NY: Bal­linger.
OECD = Organization for Economic Cooperation and Development 2008. http://www.oecd.org/statsportal/0,3352,en_2825_293564_1_1_1_1_1,00.html.


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Исследование выполнено при поддержке Программы Президиума РАН «Экономика и социология знаний» (подпрограмма «Математическое моделирование и системный анализ мировой динамики»).
[2] Здесь и далее в качестве источника данных по динамике ВВП выступает Организация по экономическому сотрудничеству и развитию (OECD 2008).
[3] Рис. 5 составлен на основе данных, опубликованных в монографии М. Хирооки (Hirooka 2006).
[4] Здесь и далее в качестве источника данных по динамике ВВП выступает Организация по экономическому сотрудничеству и развитию (OECD 2008).
[5] Здесь и далее в качестве основного источника экономических данных выступает Организация по экономическому сотрудничеству и развитию (OECD 2008).


Tags: экономика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Обзоры у друзей

    Оригинал: Мини-обзор №1153. Экономика, бизнес, человек, общество, наука, технологии, фауна у universal_inf ЭКОНОМИКА, БИЗНЕС, ДЕНЬГИ,…

  • Обзоры у друзей

    Оригинал: Мини-обзор №1152. Интересное у друзей, юмор у universal_inf ИНТЕРЕСНОЕ, ОБЗОРЫ, ФРЕНДОМАРАФОНЫ, КОНКУРСЫ У ДРУЗЕЙ 1. С…

  • Обзоры у друзей

    О чем пишут уфимцы в своих блогах, №74 Обзор уфимской блогосферы у wond_world ПОЛИТИКА, ЧЕЛОВЕК, ОБЩЕСТВО С сегодняшнего…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments